Достижение Южного полюса Амуденсеном

Для достижения северного полюса Амундсен решил применить метод дрейфующего судна, впервые выдвинутый гениальным Нансеном. В отличие от нансеновского «Фрама», как известно начавшего свой дрейф около Новосибирских островов, Амундсен решил вмерзнуть во льды к северу от Берингова пролива, предполагая, что отсюда ледовый дрейф понесет его судно, если не через самый полюс, то в недалеком от него расстоянии. Но вот, когда вся подготовка к экспедиции уже закончена, приходит весть, что американец Пири достиг северного полюса. Честолюбие Амундсена уязвлено. Идти на северный полюс — теперь уже не рекорд. «Раз я хотел поддержать честь своего имени как исследователя, мне нужно было как можно скорее одержать ту или иную сенсационную победу», — читаем мы в автобиографии Амундсена. В то время можно было найти, пожалуй, еще только одну столь же сенсационную экспедиционную тему, как открытие северного полюса, это — достижение южного полюса. На это Амундсен и решается с молниеносной быстротой. Правда, к южному полюсу уже отправилась английская экспедиция Скотта, но ведь Скотта можно опередить!
Решающими моментами в плане экспедиции были: во-первых, выбор в качестве места зимовки и исходного пункта для похода к полюсу «таинственного» ледяного барьера в Китовой бухте, и, во-вторых, применение в качестве транспортных средств собак (механический, в частности воздушный транспорт был в то время еще недостаточно совершенен, чтобы применять его в полярных условиях). Именно эти два условия дали Амундсену громадное преимущество перед Робертом Скоттом, почти одновременно с норвежцами двигавшимся к южному полюсу, достигшим его через 34 дня после Амундсена и трагически погибшим со всеми своими спутниками на обратном пути к месту зимовки.
14 января 1911 Амундсен высадился в Китовой бухте на Ледяной барьер и организовали там лагерь «Франхейм» для восьми человек. При выборе места для лагеря и при составлении плана достижения полюса Амундсен талантливо использовал свой большой полярный опыт в обоих полушариях. Его маршрут до полюса был на 100 км короче избранного Шеклтоном и Скотта. Правда его путь оказался труднее: движению препятствовали два значительных участка трещин на шельфовом леднике Росса, да и подъем с него на горное «обрамление» оказался очень крутым. Зато Амундсен с изумительной точностью рассчитал все этапы похода. Между 80° и 85° ю.ш. через каждый градус он заранее устроил склады с продовольствием и топливом. Чтобы их легко было найти в ледяной пустыне, он на определенных расстояниях по обе стороны каждого флага поставил высокие вехи с флагами.
В решающий поход к Южному полюсу Амундсен выступил 20 октября 1911 г с четырьмя товарищами на санях, запряженных собаками. За 85-й параллелью начался тяжелый подъем с шельфового ледника Росса на хребет – Амундсен назвал его в честь королевы Норвегии хребтом Куин-Мод. Ровно через месяц после того, как часть провианта и топлива была израсходована, Амундсен распорядился убить лишних собак. Их мясом питались оставшиеся животные, но и люди охотно ели суп и котлеты из свежей собачятины. Далее к югу последовал пологий спуск к Полярном плато, казавшийся сравнительно нетрудным после зон многочисленных трещин, преодоленных норвежцами ранее при подъеме. Амундсен и его спутники достигли Южного полюса 15 декабря 1911 г, разбили там палатку и подняли норвежский флаг на плато высотой 2800 м. 17 декабря они повернули на север. Через каждые три дня они убивали собаку, и таким образом люди и животные питались свежим мясом, пока не достигли ближайшего к полюсу склада. Пройдя в оба конца 2800 км, они вернулись в китовую бухту 26 января 1912 г после 99-суточного ледового похода.
Преимущество своего плана Амундсен, несомненно, хорошо сознавал, иначе он не вступил бы в состязание со Скоттом. Сам Амундсен категорически отрицает какое бы то ни было «грязное» соревнование со Скоттом, но едва ли он был в данном случае вполне искренен. Ведь от северного полюса он отказался только потому, что Пири опередил его, и направился к южному полюсу, рассчитывая прибыть туда раньше Скотта! Элемент соревнования норвежцев с англичанами на честь открытия южного полюса, таким образом, налицо.
По возвращении экспедиций Амундсена и Скотта (последняя вернулась без своего начальника и его спутников по походу к полюсу) общественное мнение в Англии осудило Амундсена, а отдельные представители высказывались по отношению к победителю с нескрываемым негодованием. На обеде, данном Королевским географическим обществом в Лондоне в честь Амундсена, президент общества, лорд Керзон, отметив значение, которое Амундсен приписывал
применению собак, закончил свою речь следующими словами, полными злой иронии: «позволяю себе поэтому предложить троекратное ура в честь собак».
Позже Амундсен был исключен из состава членов этого Общества. Поход Амундсена к южному полюсу представляет собой вершину «собачьей» техники полярных путешествий, рядом с которой может быть поставлен только поход Пири к северному полюсу. Естественно, что в своей книге Амундсен уделяет собакам очень много внимания. Самый поход Амундсена к полюсу, сперва по шельфовому льду, затем по антарктическому плоскогорью, можно сравнить с безупречным разыгрыванием музыкальной пьесы, в которой каждый такт, каждая нота были заранее известны и продуманы исполнителями. Все шло именно так, как это предвидел и рассчитал Амундсен, 19 октября 1911 года пятеро смельчаков покинули зимовочную базу, 7 декабря была пройдена широта 88o23′ S, до которой в 1909 году удалось дойти Шеклтону, а 14 декабря (В книге Амундсена все даты, относящиеся к пребыванию в Китовой бухте и походу к полюсу, даны на один день позже истинных. Так, датой открытия южного полюса приводится 15 декабря, тогда как на самом деле это было 14 декабря. Разница эта, очевидно, объясняется тем, что при переходе «Фрама» с запада на восток через меридиан 180o, — это было 6 января 1911 г., — этот день не был сосчитан вдвойне. В своей книге «Моя жизнь» Амундсен дает правильную дату открытия южного полюса — 14 декабря). Амундсен и его спутники были на полюсе. Произведенные позже точные вычисления наблюденных Амундсеном высот Солнца показали, что норвежский флаг был водружен на широте 89o58,5′ S, то есть в расстоянии около 2,5 километров от полюса. Так как Амундсен и его спутники, кроме того, исследовали местность вокруг полюсного лагеря по радиусу около 10 километров, то они имели полное право утверждать, что действительно были на полюсе. Как известно, открытие северного полюса было сделано Пири со значительно меньшей точностью, и здесь возможна ошибка в 20 километров и даже больше.
Через 34 дня к установленному норвежцами на южном полюсе флагу подошел Скотт. То, что Амундсен опередил его, было для англичан страшным ударом. «Ужасное разочарование, — записал тогда Скотт в своем дневнике, — и мне больно за моих товарищей. Конец всем нашим мечтам! Да, мы на полюсе, но при сколь иных условиях против ожидаемых! Страшное место, и каково для нас сознание, что мы за все наши труды даже не вознаграждены ожидаемым торжеством! Мы пережили ужасный день». Через два месяца умирающий Скотт, не достигнув зимовья, лежал в палатке, одиноко маячившей в ледяной пустыне, и с трудом выводил последние написанные им слова: «Мы все слабеем, и конец не может быть далек. Жаль, но не думаю, чтобы я был в состоянии еще писать. Ради бога, не оставьте наших близких». В это самое время Амундсен находился уже на «Фраме», который уносил победителя к берегам Америки, где его ждали шумные торжества.

Рассказать друзьям

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Найти готовую работу